В разгар кризиса в стране, когда было ощущение, что экономика рухнула, Конституционный Суд России (КС РФ) вынес два судебных постановления в пользу банков…  и, соответственно, против людей.

Было ощущение, что КС РФ осознанно встал на сторону буржуев, против народа, т.е. у судий смотрелся личный интерес решить в пользу банка. При первом приближении, первом взгляде так и есть. Вот эти два судебных акта:
а) Определение № 11811-О от 16.072015 года Конституционного Суда России, и
б) Определение № 1019-О от 26.05.2016 года Конституционного Суда России.
Но так ли это?
Да, существует общая норма – п.1 ст.451 Гражданского кодекса России, о том, что существенное изменения обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для изменения или расторжения такого договора. Однако статья 451 Гражданского кодекса России (ГК РФ), требует несколько специальных условий, причем они должны существовать одновременно:
1) в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;
2) изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;
3) исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;
4) из обычаев или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.
В чем прав КС РФ?
Конечно, беря ипотеку в валюте, заемщик должен знать, что курс валюты меняется. И, конечно же, заключая кредитный договор с банком, заемщик знал, что существует риск изменения валюты, также заемщик знал, что изменения валютного курса повлечет увеличение процентов по оплате кредита. Как всегда, наш заемщик стал волноваться и кричать о помощи ровно тогда, когда «петух клюнул», т.е. когда заемщик стал должником банка по кредитному договору. До этого все было хорошо. Собственно эту же мысль повторили и Президиум Верховного Суда России (ВС РФ). Проблема должника в том, что условия п.2 ст.451 ГК РФ сформулированы так, что достаточно невыполнения одного условия, чтобы отказать должнику в удовлетворении его требований. По сути, КС РФ сказал, что должник, чтобы изменить кредитный договор и обеспечить себя квартирой, заложенной по ипотеке, должен доказать в суде следующее:
1) В момент заключения кредитного договора с банком, должник исходил из того, что изменения курса валюты не будет в период действия кредитного договора, обеспеченного ипотекой;
2) Что изменения курса валюты, как причины изменения обстоятельств, достаточные для изменения или отмены кредитного договора, должник (тогда еще заемщик) банка не мог преодолеть после их возникновения;
3) Что заемщик не может и не должен нести данного риска;
4) Ну и естественно, что если не изменить кредитный договор и договор ипотеки, то должник все потеряет (обычно это доказывать не обязательно, и так всем все ясно, но обозначить надо).
Так вот, КС РФ прав только в одном, опыт российского гражданина учит всегда только одному – жди подвоха, он настанет, и придет «маленькая, но северная лисичка» (особенно если играешь в государственные игры).
В чем КС РФ лукавит?
В свое время, а точнее 23 февраля 1999 года (тогда это был уже, но не еще не праздник) тот же КС РФ, в своем постановлении №4-П указал, что заемщик является экономически слабой стороной. Так же, КС РФ знал, что заемщик – это потребители, т.е. правоотношения заемщика и банка, при заключении кредитного договора, обеспеченного ипотекой, регулируются, в том числе, и законом о защите прав потребителей. КС РФ понимал, что банк действует исключительно как субъект предпринимательских рисков, т.е. все экономические риски – это предпринимательские риски. Более того, КС РФ осознанно игнорировал, но в пользу банков, два существенных правовых факта:
1) п.1 ст.9 ФЗ РФ «О валютном регулировании и валютном контроле» — валютные операции между резидентами запрещены;
2) пп. 23 п.1 ст.9 ФЗ РФ «О валютном регулировании и валютном контроле» — заемщик может осуществлять валютные операции с финансовыми инструментами только через уполномоченные банки (в данном случае, банк, выдавший валютный кредит); и
3) ст. 11 ФЗ РФ «О валютном регулировании и валютном контроле» — только уполномоченные банки осуществляют свободно валютные операции.
Что это значит? Это значит, что согласно нашему валютному законодательству, заемщик ограничен (в отличие от банка-кредитора, т.к. такой банк является уполномоченным банком) в совершении валютных операций, т.е. самостоятельно не может страховать валютные риски, связанные с изменением стоимости обслуживания долга по валютному кредитному договору. При этом банк, выдавший валютный кредит заемщику, не указывает в услуге, отраженной в Полной Стоимости Кредита (ПСК), такую услугу, как страхование валютных рисков по кредитным договорам.
Следовательно, можно сделать вывод, что КС РФ осознанно переложил на должника все предпринимательские риски банков-кредиторов по валютным договорам, особенно тех, которые обеспечены ипотекой, при этом зная, что ипотечник не может самостоятельно защитить себя от валютных рисков, в отличие от банков-кредиторов. И КС РФ, осознанно и добровольно, сам нарушил собственное Постановление №4-П от 23.02.1999 года, переложив на заемщика предпринимательские риски банка и макроэкономические риски, связанные с изменением валютного курса. В этом смысле в действиях судебного состава КС РФ, который вынес вышеуказанные определения, действительно имеются признаки, установленные п. а) п. 1 ст. 1 ФЗ РФ «О противодействии коррупции». Но поскольку судьи КС РФ действовали в интересах банковского сообщества, и имеют неприкосновенность, независимого расследования не будет (вообще расследования не будет).
Что делать должнику?
Самое главное – не становится должником, особенно по кредитам, обеспеченным ипотекой. Для этого надо требовать от банка, выдающего ипотечный кредит, тем более валютный, внесение в кредитный договор и договор ипотеки условий, которые исключат риски заемщика, в том числе от колебания валютного курса. Требовать, в первую очередь, на основании закона о защите прав потребителей. Мне скажут, что банк не будет заключать такой договор! Соглашусь с оппонентом, но с условием. В этом случае заемщик обязан обратиться в суд о понуждении банка заключить кредитный договор. Да, согласен, наш заемщик не хочет судиться с банком, особенно не хочет тратить деньги на такой суд. НО тогда и не надо выходить с плакатом: Путин помоги! В компетенцию Президента входит помощь в правомерных действиях, в реализации законных прав граждан, а не поддержка жадности и трусости должников, не желавших ни нести расходы на свою защиту, ни имевших смелости требовать реализации своих законных прав.
Во-вторых, пока правовая система не выработала, каких-то методик, имеющих судебную практику, позволяющей эффективно защищать валютным ипотечникам свои права.
На мой взгляд можно пробовать использовать тот же закон о защите прав потребителей, указывая на тот факт, что банк, используя свое экономическое преимущество, нарушил права заемщика и не внес в услуг страхование валютных рисков. Ну и конечно, требовать ограничение взыскания процентов и кредита, относительно суммы дохода заемщика.

Поделитесь с друзьями: